Side Menu
Найди свой путь! | История одной любви
Я шла по верхней части города, параллельно морю. Прямо внизу была длинная аллея, чуть дальше недавно облагороженная для пешеходов дорога, которая одновременно служила и причалом. Сверху узкая автомобильная дорога - односторонняя, тротуар для пешеходов и перила. Я остановилась там, сверху, чтобы полюбоваться закатом...
история любви, рассказ о любви, итальянские заметки,
10497
post-template-default,single,single-post,postid-10497,single-format-standard,ajax_updown,page_not_loaded,smooth_scroll,

История одной любви

Я шла по верхней части города, параллельно морю. Прямо внизу была длинная аллея, чуть дальше недавно облагороженная для пешеходов дорога, которая одновременно служила и причалом. Зовут все это “порт”, и там действительно летом стало появляться много кораблей от мала до велика, но в реальности это такое место, на которое выходят чтобы прогуляться, когда нет ветра. Одно из.
Сверху узкая автомобильная дорога – односторонняя, тротуар для пешеходов и перила. Я остановилась там, сверху, чтобы полюбоваться закатом.


 
Чуть впереди меня припарковалась старенькая маленькая итальянская машинка. Из неё долго никто не выходил, но потом оказалось, что джентельмен просто искал палочку, чтобы опереться. Медленно обойдя вокруг машины, он открыл дверь и подал руку своей леди.

Леди была в аккуратном светлом пальто и туфлях на еле заметном каблучке, на голове был элегантный платок.

Они встали прямо рядом со мной и леди произнесла нам, чуть отстранившись – так как мы (её супруг и я) были по разные от неё стороны:
– Ни один закат никогда не повторяется.
Я кивнула.

– Знаешь, – обратилась она уже ко мне. – в жизни так много нестабильности. Закаты, дни… сама жизнь. Но должно быть что-то одно, что придаёт ей стабильность.
– Или кто-то, – подмигнула я, показывая на её спутника.
– Да. – продолжила она, посмотрев на меня одобряющим взглядом, немножко удивившись, что я так быстро считала её мысли. – Послушай меня. Женщина никогда не будет у мужчины на первом месте. На первом месте работа. Это нормально. – здесь она сделала характерный жест и интонацию, который любой итальянец и даже уже я обычно повторяю, когда говорю “e’ normale”. – Но! – продолжила она. – Если после работы он не стремиться к женщине… Пиши пропало! Беги!

Я на секунду задумалась о чём-то своём и опустила глаза, но леди продолжала.
– Если тебе нужна нестабильность или ветреность. – тут она попала в самое больное место, потому что опустила голову слегка вниз и с очень понимающим взглядом посмотрела на мои кеды в цветочек. На её платке я тоже заметила не вычурные, но очень тонко и изящно блестящие цветы. – Приходи сюда и смотри на закаты. Ни один закат никогда не повторяется. – сменив тон с романтичного на резкий, насколько можно было с её нежностью, добавила: – И хватит!

В её “и хватит!” была и констатация факта и вопрос, поняла ли я её, и объятие.

 

Мы отвлеклись на заход солнца, но потом она продолжила:
– Много лет назад я была в отчаянии. Несчастная любовь… Я пришла сюда и загадала, что хочу в любви и согласии прожить с мужем и смотреть на этот закат каждый день. Сколько Бог даст. Тогда я была одна. – она слегка опустила глаза, под платком на шее было видно легкое движение. – Сейчас… мы приходим сюда почти каждый день…

 

Солнце совсем опустилось за горы, и её супруг что-то шепнул ей. Мы попрощались, они очень медленно, как могли, дошли до машины, он открыл ей дверь, потом обошёл машину сам и очень долго пытался примоститься в своё кресло.

Я сделала пару шагов, чтобы помахать ей рукой.
На заднем стекле незаметно и нежно, как сама эта пара, лежала открытка: “65 лет вместе”.

 

P.S.
Мне кажется, я знаю, зачем я здесь.
Чтобы как в том анекдоте передать соль делиться с вами такими историями.

Что мне одной что ли реветь от таких встреч…

Не переключайтесь, да…